4.12

других. Это то, что делает нью-йоркские метро в часы пик такими ужасами. Нехорошо, чтобы человек был так близко, что его дыхание было против вашего лица, и не так много людей, которым нравится ударяться по спине, пробивать ребра или держаться за петлю или лацкант для пальто. Безопасное правило никогда не прикасаться к другому человеку. Он может возмущаться.

Беспощадный или дерзкий болтун почти такой же неприемлемый, как и человек с градом, хорошо встреченный, похлопывая по спине. У Чарльза Диккенса есть запись такого рода американца в книге, которую он написал после своего визита в эту страну: «Каждая кнопка в его одежде говорила:« Э-э, что это? Ты говорил? Скажи это снова? Он всегда был бодрствующим, всегда беспокойным, всегда жаждал ответов, постоянно искал и никогда не находил ….

«В то время я носил меховое пальто, и до того, как мы были совершенно свободны от пристани, он расспросил меня об этом и его цене, и где я его купил, и когда и какой мех это было, и что это взвешивал и то, что стоил. Затем он обратил внимание на мои часы и спросил меня, что это стоит, и были ли это французскими часами, и где я получил его, и как я его получил, и купил ли я его или имел его и как он поступил, и где была замочная скважина, и когда я наматывал ее каждую ночь или каждое утро, и не забыл ли я вообще ее намотать, и если бы я это сделал, то что тогда? Где я был последним , и куда я шел дальше, и где я шел после этого, и видел ли я президента, и что он сказал, и что я сказал, и что он сказал, когда я это сказал? Скажи!

Такое любопытство достаточно безвредно, но раздражает, и настолько детски, что человек ненавидит упрекать человека, который задает глупые вопросы. Существует еще один вид, который, возможно, хуже — человек, который задает навязчивые вопросы о том, сколько зарплат другому зарабатывает, сколько ему лет (мужчины так же чувствительны к этой теме, как и женщины) и так далее. Совершенно законно отказываться отвечать на любые задания

Похожие материалы: