3.14

И, самое привлекательное для нее, восторженный молодой Сэнфорд Хант, нечленораздельный, но жаждущий возможности приложить себя к некоторому хозяину. У Вайнтрауба и Тодда были столы по обе стороны от нее; у них была эта великая романтическая добродетель, неприкосновенность. Но Сэнфорд Хант, которую она заметила, в своем углу по комнате, потому что он огляделся с таким мальчишеским одиночеством.

Сэнфорд Хант помог ей найти резину в школьной комнате в школьной школе в дождливый день, когда девушки хихикали, и огромные набухания этого заведения ковыляли и шлепали друг друга по спине и действовали как можно больше, как их идеальный мужчина колледжа — идеальный, предположительно полученный из кинофильмов и пьес в колледже в водевиле. Уна увидел Дж. Тодда, хватаясь за нее, но не предлагая помочь, в то время как растровый Сэнфорд нащупывал пол, под пыльной линией пальто, за отсутствующую левую резину. Сэнфорд подошел к резине, улыбнулся, как хороший мальчик, и пошел с ней в метро.

Ему не нужно было сильно поощрять рассказывать свои амбиции. Он был на двадцать один — три года моложе своей. Он был сироткой, родившейся в Ньюарке; работал от офисного мальчика до клерка в офисе огромной компании по производству красок в Джерси-Сити; сэкономил деньги на коммерческий курс; возвращался в компанию по окраске и надеялся стать там офис-менеджером. У него было убеждение, что «лучшим человеком в мире» был г-н Клод Лоури, президент компании Lowry Paint; следующий лучший, г-н Эрнест Лоури, вице-президент и генеральный менеджер; следующий, г-н Юлиус Швиртц, один из двух городских продавцов — г-н. Швиртз занял письменный стол рядом с собой в течение двух лет — и что «лучшая краска на рынке сегодня — это ларинговая краска Лоури — просто не обойти ее».

Похожие материалы: