18.1

Содержание страницы

y район серых комнат и жалких домовладельцев, где Уна искала дом-пансиона после смерти ее матери.

По мере того как меблированные домохозяйства идут, их было очень хорошо. Большинство из них без ковра, ржавые и мелкие угольные плиты, наполненные тараканами и запахом карболовой кислоты. Но Maison Schwirtz был почти чистым. У него был страстный зеленый ковер, пластырь, который почти не проваливался, газовый диапазон и, по крайней мере, дюжина ваз с ручками и ручками позолоты.

«Джи, это не так уж плохо, — заявил г-н Швиртц. «Мы можем приготовить все наши ёты здесь и жить рядом ни с чем, пока большая работа не пропадет».

С которым он готов поселиться в досуге. Он вышел и купил пить виски, фунт стейка, фунт сыра, буханку хлеба, шесть сигар, и для нее бар выдумки.

Пока Уна мог рассчитать, у него было менее сорока долларов. Она наткнулась на него. Казалось, она разговаривала с грубым голосом человека-свершителя. В этом голосе было все, что она когда-либо слышала от руководителей; все подсознательно помнят движущую силу человека в мире офиса. Она приказала ему пойти и устроиться на работу в лакокрасочный магазин — по восемнадцать долларов в неделю или по восемь долларов в неделю. Она коротко, но тщательно описала его как пропитанную спиртом бедный белый мусор. Она выгнала его, и когда он ушел, она начала делать свои комнаты презентабельными, с энергией, которую она не показывала в течение нескольких месяцев. Она начала пылить, планировать занавески для комнаты, планировать скрыть брик-браслер, планировать аренду пишущей машинки и получить коммерческое копирование.

Если какой-то момент жизни более важен, чем другие, это может быть ее кризис, когда ее муж стал нищим нищим, и она взяла на себя ответственность; началось не только думать о серьезных, банальных, маленьких мыслях Уны о «овладении жизнью», но на самом деле осваивать ее.

ГЛАВА XVIII.

Пока г-н Швиртс

Похожие материалы: