15.5

Герберт Росс отступил к кафе Lafayette и

Уна осталась лицом к лицу с медвежьими рычаниями мистера Пембертона при следующем появлении.

Когда он появился, он, казалось, держал ее ответственным за всю долгую печаль в мире. Тем временем принтер звонил, чтобы г-н Росс был в порядке на копии, граверы хотели знать, где дьявол был такой цветной, рекламное агентство саркастически указало, что им было сложно вставить рекламу до того, как они получили заказ, и девушка из касперской конторы ворвалась из-за счета за чернила в Индии.

Меморандум снова стал заполнять круг стола, и голос мистера Пембертона можно было услышать в отдаленной части офиса, приближаясь, угрожающе, всепроникающе.

Уна бежала. Она побежала к умывальнику, заперла дверь и наклонилась, глядя на нее, словно детективы преследовали ее. Она была в безопасности на мгновение. Они могут пропустить ее, но она была изолирована от требований: «Где Росс, мисс Голден?» Почему же вы не знаете, где он? » от телефонных звонков и из меморандумов, чья вежливая «просьба» была угрозой в перчатках.

Но даже в этом убежище проникло знакомое звучание офиса — шум, который обычно звучал как однородный ропот, но который в ее острой чувствительности теперь анализировал голоса разных пишущих машинок — одну плоскую, быструю, стаккато; один устойчивый, тупой погремушка. «Зззззз» пишущих машинок отодвигается назад. Рулон закрывающих дверей лифта и грохот восходящего лифта. Длинный заусенец без ответа на столе, снова и снова; и, наконец, рассердился: «Ну, привет! Да, да, это мистер Джонс. Что? Голоса смешались; крик для г-на Брауна; визжащий холл: «Мисс Голден, где мисс Голден? Что-нибудь для Сэнфорда? Мистер Смит, ты знаешь, есть ли что-нибудь для Сэнфорда?» Всегда, над и через все, окутывая стук пишущих машинок.

Похожие материалы: