14.14

Неудачи сами, они с любопытством смотрели стенографисты, которые желали два доллара больше в неделю, и заверили их, что, хотя лично они были бы очень рады получить

наступление для них было бы «несправедливо по отношению к другим девушкам». Они были очень сильны в отношении того, что они не были несправедливы по отношению к другим девушкам, а их собственные зарплаты основывались на «сдерживании». Они были одетыми в старые шляпы и курили сигареты Вирджинии за обедом; всегда сплетничая о крупных вождиках, а ночью исчезает в домах и семьях в Нью-Джерси или Гарлеме. Ошеломившись, как самые начальники, они появились, когда они читали лекции стенографистам, но они сжимались, когда вожди говорили с ними, и дрожащими пальцами протирали их оборванные манжеты.

Таковы были касты над зуммерной линией.

Каста Уны, состоящая из частных секретарей начальникам, не была выше зуммера. Ей пришлось прыгнуть к татуировке гремучей змеи, когда мистер Росс вызвал ее так же быстро, как и самый новый еврейский стенографист. Но она была штатным корпусом, маленьким, эксклюзивным и нестандартным. С одной стороны, она не могла общаться с начальниками; с другой стороны, она ожидала от нее в качестве ежедневного доверенного лица одному из богов, что она не должна быть дружелюбной, в комнате или в комнате отдыха или лифте, с непризнанной ордой девушек, которые просто скопировали или взяли яркая молодежная диктатура писем в аптеки. Ожидалось, что эти девушки из общего стада будут звонить секретаршам, «мисс», независимо от того, какие угнетенные угрызения они привыкли друг к другу.

Касты не было, хотя среди рабов было меньше соперников — стенографистов, переписчиков, клерков, помощников прислуги, офицеров, мальчиков-лифчиков. Ожидалось, что они будут чистыми и быстрыми; кроме того, они были так же важны для более крупных этапов офисной политики, как лягушки в летней гостинице. Только карточный индекс кассира мог помнить свои имена …

Похожие материалы: