1.6

должны быть избиты, прежде чем мы сможем ожидать подлинной любезности.

Дальнейшие осложнения возникли и по-прежнему возникают из-за того, что мы не все пришли сюда одновременно. Те, кто пришел первым, неизбежно и почти бессознательно сформулировали свою собственную систему нравов. Там, где есть общественная жизнь и определенный уровень досуга, существует стандарт культивируемого поведения. И Америка, молодая, как она, уже накопила свои собственные традиции.

Несомненно, что люди, которые пришли в первые дни, были, как правило, лучше, чем те, кто пришел сейчас. Они пришли жить и умереть, если это необходимо, для религиозного или политического принципа, для приключений или, как и должников в колонии Оглторпа в Грузии, стереть шифер прошлого и начать жизнь снова. Сегодня они приходят, чтобы заработать деньги или потому, что думают, что они найдут здесь жизнь легче, чем там, где они были. И одна из главных причин недовольства и беспорядков (и, кстати, грубости), которая преобладает среди них, заключается в том, что им это сложно. Мы говорим в общих чертах. Есть славные исключения.

Прочные достоинства пионеров не включали вежливость. Они никогда этого не делают. Пока существует животный страх существования, человек не может думать о незначительных изяществах. Он не может жить одним хлебом, но без него он не может жить. Хлеб должен быть первым. И отец Пилигрима был слишком занят, научившись сжимая жизнь из запрещающих пород Новой Англии одной рукой, а он отбивался от индейцев с другой, чтобы уделять много времени чаепитиям и обедам. Нигде в Америке, кроме Юга, где неспешная жизнь плантаций давала возможность для этого, было какое-то большое внимание, уделяемое официальной вежливости. Но везде, как только страна была приручена, и процветание начало заглядывать за горизонт, пионеры стали вежливо расти. У них было время для этого.

То, что мы должны помнить — и это повод, а не предлог для плохих манер — заключается в том, что эти новые люди,

Похожие материалы: